Деятельность графа Сергея Петровича Румянцева в Гомеле. Личность С. П. Румянцева в эзотерико-нумерологическом контексте.

21.01.2016 07:09

Вступление
. У графа Николая Петровича Румянцева было два брата – старший Михаил и младший – Сергей.
Братья были очень разные по своим способностям, интересам и наклонностям. Самый знаменитый и успешный из них – Николай Петрович (см о нём наш материал по ссылке: cms.moj-gomel.webnode.ru/news/zhiznennaya-programma-grafa-nikolaya-petrovicha-rumyantseva-v-chislovykh-kodakh/). Михаил Петрович стал военным, но особой славы и подвигов не снискал. Личности Сергея Петровича посвящён этот материал.
Именно ему, Сергею Петровичу, по завещанию неженатого и бездетного Николая Петровича Румянцева, отошло всё гомельское имение в начале января 1826 года. Старший брат, Михаил, к тому времени уже умер.
Сергею Петровичу в то время было 70 лет (он был младше брата на один год), и управление обширным имением являлось для него, по всей видимости, обременительным делом, да и не входило в его планы. Он постоянно проживал в Москве в своём наследственном доме по адресу улица Маросейка, 17, но, тем не менее, выполнил волю брата, достроив в Гомеле всё то, что не было достроено к началу 1826 года.
Затем в 1827 году Сергей Петрович заложил гомельское имение в Государственном заёмном банке за 401 100 рублей, а в 1829 году ещё за 399 300 рублей, чтобы обеспечить капиталом трёх своих внебрачных дочерей – Варвару, Зинаиду, Екатерину, носивших искусственную фамилию Кагульские, первоначально Сергеевы – от имени отца (С. П. Румянцев так же, как и Н. П. Румянцев, не был женат). Четвёртая дочь Сергея Петровича, старшая, умерла в детском возрасте. Фамилия Кагульские была придумана графом в память о победе его отца фельдмаршала Петра Александровича Румянцева в битве при реке Кагул на территории Молдавии в 1770 году в ходе русско-турецкой войны 1768–1774 годов.
В начале 1831 года граф Сергей Петрович Румянцев обратился к правительству с просьбой откупить у него Гомель (город без дворца и усадьбы) и деревни.
Гомель и его ближайшие окрестности стали собственностью военно-инженерного ведомства, что следует считать вполне закономерным, учитывая необходимость более жёсткого управления западными губерниями России после подавления восстания 1830–1831 годов в Польше, Беларуси и Литве и приоритет армии и силовых структур в целом в период царствования Николая I.
После этого необходимого вступления перейдём к рассмотрению личности графа Сергея Петровича Румянцева в эзотерико-нумерологическом контексте. Итак, какую же информацию о личности Сергея Петровича Румянцева и его жизненной программе постфактум дают бесстрастные числа, его формула именования и астрологический знак? Как они соотносятся с тем, что известно о Сергее Петровиче, в том числе из воспоминаний современников?
Основные положения буквенно-числового и ассоциативно-семантического анализа. Прежде чем мы перейдём к изложению того, что касается графа С. П. Румянцева, поясним исходные позиции.
Наша информация базируется на методике буквенно-числового и ассоциативно-семантического анализа, представленной в книге: А. Ф. Рогалев. Имя и личность. – Гомель: Барк, 2013.
• У каждого из людей есть свой числовой код, который называется числом рождения или числом (кодом) личности. Этот код определяется по дате рождения.
Код рождения дополняется числовыми кодами личного имени, отчества и фамилии, сумма которых составляет общий числовой код формулы именования лица.
Все числовые коды, относящиеся к человеку, являются выражением скрытой информации о каждой конкретной личности. С кодом личности и кодами формулы именования лица связана жизненная программа человека. Эта программа отображена также в этимологической семантике личного имени, отчества и фамилии человека. С нею соотносится и астрологический знак личности.
Этимоны личного имени, отчества, фамилии составляют в совокупности ассоциативно-информационный потенциал именования и очень важны при прочтении жизненной программы человека.
На жизненную программу указывает прежде всего личное имя. Отчество очерчивает базу (основу), позволяющую человеку выполнять жизненную задачу. Фамилия же определяет характер и специфику жизнедеятельности, сопутствующие обстоятельства, способы достижения цели.
Итак, дата рождения Сергея Петровича Румянцева: 17 марта 1755 года.
Числовой код даты рождения: 1 + 7 + 3 + 1 + 7 + 5 + 5 = 29 = 2 + 9 = 11 = 1 +1 = 2.
Число «два» – знак двойственности (дуальности), противоположности, противоречия. Числовой код «2» складывается из суммы «1 + 1», которая нередко означает ярко выраженную противоположность (противостояние, противоборство) двух активных начал – божественного «Я» и человеческого «Эго». Это противостояние может маркироваться рельефными знаками «+» и «–», получающими реализацию в конкретных жизненных обстоятельствах и ситуациях, связанных с человеком.
Сергей Петрович Румянцев по рождению – аристократ. Ему было дано римское родовое по происхождению имя Sergius без достоверной этимологии, то есть аристократическое по сути имя Сергей, подчёркивающее несомненный положительный опыт прежних воплощений.
Это личное имя имеет числовой код «1», который всегда связан с активным началом, деятельностью инициативностью, стремлением к поставленной цели и самореализации.
Но в данном случае активный принцип «1» нивелируется числом рождения «2», состоящим, как мы уже сказали, из двух единиц. Одна из них связана с духовным поиском и дерзаниями, а вторая направляет личность в область мирских материальных и плотских удовольствий, являясь знаком не высшего «Я», а земного «Эго».
В результате личность теряет целенаправленный заряд активности и растрачивает пассионарность (энергию) на то, что не является истинной целью.
То, что известно о жизни и деятельности Сергея Петровича Румянцева, вполне согласуется с тем, о чём мы только что говорили.
Князь Пётр Андреевич Вяземский (1792–1878), поэт, литературный критик, публицисит, переводчик, историк, мемуарист, один из тех людей, с которыми С. П. Румянцев поддерживал наиболее тесные отношения, отзывался о графе так: блестящий вельможа, человек отменного ума, большой образованности, весьма любознательный по всем отраслям науки и в то же время – отъявленный картёжник, подверженный этой бесовской страсти до глубокой старости, из-за чего терял баснословные суммы денег, находился в постоянных долгах и вынужден был закладывать и распродавать наследственные имения.
Карточные долги были причиной продажи в 1822 году имения Сергиевка, которое получила название по личному имени графа. Сергиевка, она же Сергиевская Дача и Усадьба Лейхтенбергских находилась под Петербургом, а ныне входит дворцово-парковый ансамбль Петергофа. С гомельской резиденцией Сергей Петрович Румянцев также расстался во многом из-за непомерных долгов.
Сергей Петрович Румянцев всегда дозволял себе существенный отдых от всех служебных и общественных дел, а сам этот отдых выражался в насыщении плоти и уплати дани неким инфернальным структурам, которые не отпускали графа, как мы видим, до преклонных лет и вели его к тому, что нельзя охарактеризовать иначе, как неблаговидные занятия. Для сравнения скажем, что для графа Николая Петровича Румянцева такое было невозможным.
Служба чаще приводила Сергея Петровича в «претягостное положение», то есть не доставляла ему удовольствия. В молодые годы Сергей Петрович раздражал своего отца, фельдмаршала Петра Александровича Румянцева, нередким проявлением праздного ума и слабого нрава.
Графу более нравилось времяпрепровождение в Париже в обществе блестящих людей и дам, нежели исполнение каких-либо обязанностей или строгое несение службы. Аскетизм, так характерный для его брата Николая Петровича, Сергею Петровичу был не свойствен совсем.
Любые назначения граф С. П. Румянцев воспринимал как отвлечение от «приятностей своего положения» и приступал к службе, видя в ней жертвование самого себя. Недаром его деятельность в 1785–1788 годах как русского посланника сначала в Баварии, а потом в Пруссии, и как посла в Швеции в 1793–1794 годах оказалась неудачной.
С 1805 по 1814 года Сергей Петрович Румянцев заседал в Государственном Совете, который с 1810 по 1906 год был высшим законосовещательным органом Российской империи, а затем уже окончательно удалился от дел. В 1814 году ему было 59 лет.
Интересно, что двойственность С. П. Румянцева проявляется в его попытках заняться литературной деятельностью. С юношества С. П. Румянцев сочинял французские, большей частью мизантропические провербы - небольшие пьесы, основанные на какой-либо пословице, а также остроумные басни на русском языке, «которые писал прекрасно и с большим умом», но литературное творчество не стало основным занятием графа и, более того, не снискало ему поклонников.
Дата смерти: 24 января 1838 года имеет числовой код «9»: 2 + 4 + 1 + 1 + 8 + 3 + 8 = 27 = 2 + 7 = 9. Числовой код «9» говорит о том, что жизнь Сергея Петровича Румянцева была завершающим этапом эволюции его души, индивидуального «Я», на котором он должен был преодолеть те стремления и желания, которые исходили от его Эго, но, увы, не справился с этой задачей.
Жизнь Сергея Петровича Румянцева можно характеризовать как тестирование его сознания, своего рода намеренное искушение для проверки для прочности той основы, которая была наработана в предшествующих воплощениях и о которой недвусмысленно говорит отчество Петрович имеющее ассоциативный смыл «каменный» (от личного имени Пётр, из греческого языка в значении «камень»).
Одно отчество применительно к трём братьям Румянцевым имеет разную степень прочности, то есть сигнализирует о разном качестве фундамента, всегда складывающегося из прежних жизненных наработок индивида.
Числовой код отчества – «7» – означает, что в прошлом опыте души графа преобладала гармония (семь – знак гармонии), но в той жизни, в которая индивид действовал под именем графа Сергея Петровича Румянцева, гармонии уже не было. Она уступила место двойственности, что произошло, как мы предполагаем, не случайно (случайного вообще не бывает), и соответствовало жизненной программе личности, а сама программа представляла собой тест на прочность.
Ассоциативная семантика фамилии Румянцев определяется как «яркие впечатления» (Румянцев – Румянец – Румяный – розово-красный). Жизнь Сергея Петровича была именно таковой, как, впрочем, и его более успешного и развитого брата Николая Петровича.
Числовой код фамилии Румянцев – «8», относящийся к жизнедеятельности графа С. П. Румянцева, указывает на трансформацию сознания индивида, то есть на изменение исходной данности. И эта трансформация произошла: намеренный как тестовое задание переход от гармоничного состояния (код отчества «7») в состояние двойственности (код рождения «2»).
Обратим внимание на то, что общий числовой код формулы именования лица, который определяется из сочетания числовых кодов личного имени, отчества и фамилии, также выражается числом «7», как и код отчества: 1 + 7 + 8 = 16 = 1 + 6 = 7. Это означает, что гармоничное состояние индивида в данной его жизни не исключалось, а подтверждалось, но при условии успешного прохождения тест-проверки (числовой код рождения «2), о чём мы только что сказали выше.
Заключение. Поскольку код рождения «2» меньше общего кода формулы именования лица «7», определяется ведущий код личности: 2 + 5 = 7. Числовая формула «2 + 5» является ведущим кодом и означает, что индивид, выступавший под именованием Сергей Петрович Румянцев, должен был в состоянии двойственности сделать правильный выбор и реализовать себя по максимуму в лучших человеческих качествах (числовой код «5» как знак человека во всех его проявлениях), что, как можно полагать, и являлось главной жизненной задачей при завершении цикла эволюции души (числовой код даты смерти «9»).
Резюме. С числовым кодом рождения «2» связаны две крайние, диаметрально противоположные жизненные наработки графа Сергея Петровича Румянцева: одна со знаком «+», другая со знаком «–».
Отрицательный жизненный опыт связан с кутежами, карточными долгами и плотскими утехами графа.
Положительная же – это, безусловно, инициация принятия указа императора Александра I «О вольных хлебопашцах» (1803 год), согласно которому помещики могли отпускать своих крестьян на волю при заключении условий, основанных на обоюдном согласии.
Этот указ начинался со слов: «Действительный тайный советник граф Сергей Румянцев, изъявив желание некоторым из крепостных его крестьян при увольнении их утвердить в собственность продажею или на других добровольных условиях участки из принадлежащих ему земель...».
Сергей Петрович Румянцев был сторонником постепенной ликвидации крепостного права и, как член Госсовета, инициировал соответствующий закон и сам освободил часть своих крестьян по принятому указу.
Сергей Петрович Румянцев напоминает в целом известного пушкинского персонажа Евгения Онегина – такого же аристократа, для которого также была характерна двойственность во всех жизненных проявлениях – межличностных, общественных, интеллектуальных и который также стремился реализовать себя как человек по максимуму.
Двойственности графа С. П. Румянцева вполне соответствует и его астрологический знак – Рыбы: рыба, хотя и имеет зримую форму, но ведёт скрытый образ жизни в воде и под водой, прячась среди рельефа дна и в зарослях подводных растений. Аналогично в двойственности личности всегда есть значительный скрытый содержательный пласт, а то, что на поверхности, не всегда является подлинной сутью.
© А. Ф. Рогалев. Неизвестные страницы истории Гомеля - Гомель, 2015.

Ссылка на автора и публикацию обязательна в соответствии с действующим законодательством.