Дипломатия, титулы и прозвища. Факты из гомельской истории, а также из истории восточнославянской антропонимии

02.03.2016 18:37

В 1488 году возвращались из заморья в Московию торговые люди, купцы. Они проезжали через Гомель и преподнесли местному князю Семёну Ивановичу Можайскому подарок – камку бурскую.

Князь подарка не взял, а велел своим слугам, Андрею Александрову сыну Чертову и Василию Тферитину, пограбить купцов (сообщение Л. А. Виноградова в книге «Гомель. Его прошлое настоящее. 1142–1900 г.»).

В именовании Андрей Александров сын Чертов есть два имени по отцу в форме полуотчеств – собственно полуотчество от канонического имени отца – Александр и прозвищное полуотчество от прозвища отца – Чёрт.

Василий Тферитин, тоже слуга, назван вообще без всякого полуотчества, но с использованием прозвищного обозначения по месту рождения или былого жительства – Тферитин, от названия города Тверь. Заметим, это еще не фамилия!

Московский великий князь Иван III жаловался на недружественные действия князя Семёна Ивановича королю польскому и великому князю литовскому Казимиру, но при этом называл удельного гомельского правителя, используя следующую громоздкую в нашем современном понимании формулу: князь Семёнъ княжъ Ивановъ сынъ Можайского. Почему Иван III не назвал князя Семёна по полному отчеству, как называл своих удельных князей и ближних бояр?

Отец князя Семёна бежал из своего Можайского удела в пределы Великого княжества Литовского, то есть «отпал» от государя Московского, а сам Семён Иванович занимался «притеснениями» московских купцов. Поэтому Иван III, соблюдая официальный стиль, упомянул родовой титул князя Семёна – Можайский, образованный от названия города Можайска, которым владел отец Семёна Ивановича, Иван Андреевич, но не назвал гомельского правителя Ивановичем, а лишь Ивановым сыном, умалив тем самым его достоинство и сохранив свое.

Что же касается родового титула Можайский, который имел гомельский князь конца XV века Семён Иванович, то он, как и другие подобные титулы, впоследствии стал настоящей фамилией. 

В Московском государстве официальное разграничение полных отчеств и полуотчеств осуществлялось очень последовательно. Известно, что Иван Грозный в XVI веке награждал правом официально зваться с полным отчеством (как тогда говорили, «с вичем») наиболее преданных и близких ему людей, в основном бояр.

В XVIII веке, во время правления Екатерины II, официально использовать полные отчества на -ич могли только лица царской семьи, канцлер, действительные тайные и тайные советники, действительные статские и статские советники, а также генералы – от генерал-фельдмаршала до генерал-майора включительно. Все остальные официально именовались с использованием только полуотчества на -ов, -ев, -ин.

Например, при описании в 1776 году мещанских дворов в «местечке Гомле», тогдашнем имении графа Петра Александровича Румянцева-Задунайского, именами владельцев дворов, мещан были Андрей Иванов Злотник, Алексей Игнатов Пивовар, Григорий Андреев Спиридонов, Герасим Осипов Козачёнок и другие.  Как видим, эти люди официально именуются с использованием полуотчества.

Жены мещан и вдовы, владелицы мещанских дворов, записывались только по имени и фамильному прозванию или же только по имени: двор вдовы Анастасии Сукалской; двор Давыда Подосинового, жена его Анна.

Наряду с этими именованиями в том же описании румянцевского имения есть употребление всех титулов и званий самого Румянцева, а также именование его, как генерал-фельдмаршала, с полным отчеством – Пётр Александрович.

Если форма отчества в Русском государстве в разное время оказывалась весьма существенным официальным знаком социального различия,[1] то в пределах Великого княжества Литовского при именовании в официальных документах любых лиц, в том числе даже крестьян, использовались полные формы отчества в сочетании с личным именем. Но об этом – в другом материале.

© Из книги: А. Ф. Рогалев. Историческая антропонимия Гомеля и окрестностей. – Гомель: Барк, 2009. – С. 47–49. Ссылка в соответствии с действующим законодательством обязательна.

 


[1] В быту, в неофициальной обстановке полная форма отчества издавна использовалась на Руси без учёта классово-сословных особенностей с оттенком уважительности к именуемому лицу, в том числе и по отношению к женщинам. Эта особенность употребления отчеств отобразилась в русской пословице: «По имени называют, по отчеству величают».