Этнический состав населения Гомеля в 16-17 веках по данным антропонимии / А. Ф. Рогалев. Историческая антропонимия Гомеля и окрестностей

21.02.2016 17:07

Публикуем фрагмент из известной книги: А. Ф. Рогалев. Историческая антропонимия Гомеля и окрестностей. - Гомель: Барк, 2009. - С. 59-60.

Антропонимия реестра ревизии Гомейской волости 1560 года свидетельствует об этнической однородности населения окрестностей города. Лишь отдельные именования позволяют считать их носителей небелорусами или потомками небелорусов.

Так, крестьянин Селим Стефанович из села Лагуновичи носил имя, имеющее как будто тюркские или арабские истоки. В тюркских языках известно имя Селим, а в арабском – Салим в значении «здоровый» (явное имя-пожелание!). Впрочем, именная форма Селим, учитывая  христианское отчество крестьянина, также могла соотноситься с вполне христианским именем –  Селиний.

Отец крестьянина Кузьмы Кучуковича, по всей видимости, был крымским татарином, осевшим в гомейских окрестностях и взявшим в жёны местную уроженку-белоруску. Полуотчество крестьянина Лаврина Ильина из села Волковичи может свидетельствовать о русском происхождении этого человека.

Спустя 120 лет, судя по антропонимии «Инвентаря староства Гомельского...» 1681 года, непосредственно в Гомеле проживало некоторое количество поляков (пан Михал Кицложевский, пан Красовский, пан Казимеж Пашковский, пан Левонович, пан Руцкой, пан Самуэл Усцинович, пани Борейшина-Речицкая и другие) и два еврея-дворовладельца, как можно полагать, с семьями (Иуда Кальманович, Кальман Жид).

В гомельских сёлах в 1681 году жили отдельные выходцы из Московии (Павел Максимов, Яков Климов, Карп Матвеев, Иван Макаров, Пётр Гапонов, Андрей Иванов, Гришко Кондратов, Иван Абакунов), а также украинцы (Евхим Дидоженко, Антон Марциненко, Яско Романенко, Филон Яковенко, Панкрат Огняненко, Гаврило Борисенко и другие).

Существенных различий между жителями Гомеля белорусской, русской и украинской национальностей в 1681 году не было, поскольку национально-языковая специфика в данном случае нивелировалась конфессиональным фактором. Для обозначения всего православного населения в XVII веке использовалось наименование русские, пришедшее на смену этнониму русины, также имевшему ранее, в XIV–XVI веках, этнически недифференцированное значение «православные».

В Гомеле и его окрестностях поляки появлялись ещё до Люблинской унии. Например, ротмистр Кшиштоф Ленский владел в 1560 году на правах ленной собственности (то есть пожалованной с правом наследования потомками мужского пола) поселениями Шерстин и Присно (современный Ветковский район Гомельской области).

Поручик гомельской роты Ян Фащ (боярин Иван Фащ), бывший, скорее всего, поляком или католиком-литвином, «держал» в том же 1560 году пашни, сеножати и дани медовые возле села Носовичи (ныне – Добрушский район Гомельской области) и урочище вблизи села Юрковичи (территория нынешнего Ветковского района).

Источник: А. Ф. Рогалев. Историческая антропонимия Гомеля и окрестностей. - Гомель: Барк, 2009. - с. 59-60. Ссылка на автора и печатное издание в соответствии с действующим законодательством обязательна.