О том, как Гомий стал Гомелем

22.12.2015 23:09

Это начальный фрагмент известного исторического очерка о Гомеле,
написанного Львом Алексеевичем Виноградовым.
 
(Виноградов, Л. А. Гомель. Его прошлое и настоящее. 1142–1900 г. / Л. А. Виноградов. – Факсим. воспроизведение изд. 1900 г. Из фондов гомельского областного краеведческого музея. – Гомель: ИПП «Сож», 1992. – 50 с. – 10 000 экз. – ISBN 5-8473-0004-2).
 
Фрагмент из статьи А. Ф. Рогалева "Колькі год Гомелю?", опубликованной в газете "Голас Радзімы", № 17 за 23 апреля 1987 года. 
"Як вядома, пісьмовыя крыницы ўпершыню ўпамінаюць Гомель у 1142 годзе ў сувязі з барацьбой чарнігаўскіх і смаленскіх князёў. А калі б гэты эпизод не трапіў на старонку Іпацьеўскага летапісу? Верагодна, у такім выпадку годам заснавання Гомеля лічылі б 1158-мы, калі ў тым жа летапісу зноў-такі выпадкова сустракаецца фраза: "...а Изяслав бежа въ Гомьи".
Из исследований профессора А. Ф. Рогалева становится ясно, что название Гомий реально существовало в нашей местности, по крайней мере, в V-VI веках новой эры.
 
Вот как объясняется трансформация названия Гомий в Гомель в книге: А. Ф. Рогалев. Гомель.  Страницы древней истории, формирование улиц, местные тайны и загадки. - Гомель: Барк, 2014. - С. 28-29 (цитируем):
 

"К XVI веку... форма Гомий трансформировалась в Гомей. Что касается формы Гомель, то она впервые появилась в инвентарях города и волости в конце XVI – начале XVII веков и возникла, по мнению первого «летописца» города Льва Алексеевича Виноградова, под влиянием латинской графики и латинского языка, на котором в то время писались государственные акты и документы Речи Посполитой.

Не исключено, однако, что отображение формы Гомель в письменных памятниках было обусловлено местным произношением названия, которое и учли составители гомельских инвентарей.

Различие между формами Гомий, Гомей, Гомь, Гомье и прочими, с одной стороны, и формой Гомель, с другой стороны, состоит в том, что последняя из них не имеет значения собирательности и не воспринималась, по-видимому, как наименование-прилагательное, относящееся к местности вообще, а являлась обозначением сложившегося поселения, осмыслявшегося отдельным, самостоятельным объектом вне обязательной связи с той местностью, в которой этот объект находился.

Переоформление суффиксальной части названия и превращение топонима в ойконим (название собственно населённого пункта), на наш взгляд, произошло только после возникновения города в местности Гомий на основе нескольких предшествовавших поселений. Появление города предопределило дифференциацию наименований применительно к мест­ности в целом и городскому поселению, в частности.

Топоним Гомель типологически соотносится с географическими названиями, оканчивающимися на -ль, -ля, которые фиксируются на территории расселения новгородских словен и кривичей. Эти топонимы возникли как результат славяно-иноязычных контактов, осуществлявшихся с V–VI веков новой эры.

Среди этих географических наименований на старых кривичских землях обращает на себя внимание уже указанное ранее название деревни Гомель Полоцкого района, расположенной на левом берегу реки Туровлянки у озера Гомель.

Интересно, что в писцовых книгах Московского государства XVI века имеется упоминание «волости Гомецкой на озере Гомье», доказывающее, что и в данном случае форме Гомель предшествовала форма древнерусского прилагательного (наблюдение географа и топонимиста В. А. Жучкевича).

Название Гомий, Гомье, звучавшее в славянской речи, могло  переоформиться в Гомель как в Полоцком крае, так и в Посожье прежде всего в процессе взаимодействия с автохтонным населением (преимущественно финно-уграми) по типу иных названий топонимической модели на -ля, -ль.  Это вполне вероятно с учётом отображения в названии гомельского оврага Гомиюк реликтового компонента как раз финно-угорского происхождения.

Впрочем, даже по фонетическим закономерностям славянской речи в таких оборотах, как «увидеть Гомье», «приехать из Гомья», «жить в Гомье» должен был появиться звук [л], так называемый «л-эпентетикум».

В любом случае рассматриваемые названия (Гомий, Гомей, Гомиюк, Гомеюк) указывают на этноязыковой симбиоз, сосуществование древних племён на территории современного Гомеля в далёком прошлом. «Мозаичность» одного только слова отображает такую же «мозаичную» действительность".