Старая Белица - уездный город XVIII века (1777-1786 годы)

23.12.2015 22:37

Деревянная Ніколаевская церковь в Старой Беліце. Построена в начале 18 века без единого гвоздя. Автор фото - Сяргей Шавелеў.

Предисловие. 6 октября 1988 года в областной газете «Гомельская праўда» (№ 192) была опубликована моя статья «Беліцкая загадка, або дзе шукаць павятовы горад XVIII стагоддзя». На тот период это был мой любимый материал. В принципе, таким он остаётся и сегодня. В этой статье была исправлена историческая ошибка, касающаяся уездного города второй половины XVIII века Белица (нынешнего Новобелицкого района Гомеля). 
Ведь этим городом сначала была деревня Старая Белица (населённый пункт Гомельского района) и лишь потом администрация переехала в новый, построенный ради удовлетворения прихоти фельдмаршала Петра Александровича Румянцева город, ставший Новой Белицей.
Ниже следует отрывок из нашей книги, где этот исторический факт объясняется подробно. Заметим, что в первом исследовании истории Гомеля, каковой является книга Льва Алексеевича Виноградова «Гомель. Его прошлое и настоящее. 1142-1900 г. (М., 1900)», готовившаяся с использованием архивов князя Фёдора Ивановича Паскевича, нет ни слова о Старой Белице как первоначальном уездном центре.
Л. А. Виноградов пишет, в частности, так: «… присутствие уездного комиссара и чиновников сделалось до некоторой степени излишним и стеснительным для владельца (имеется в виду П. А. Румянцев. – А. Р.), а потому, ввиду его настояний, возник вопрос о перенесении присутственных мест в другой город. В сенате, от которого зависело решение этого вопроса, было отдано предпочтение созданию нового города.
По поручению обер-прокурора князя Вяземского, могилёвский губернатор Пассек подыскал для него место. Это была опушка казённого леса в трёх верстах от Гомеля и в одной версте от левого берега реки Сож, на­зывавшаяся казённой Щокотовской дачей и застроенная десятками двумя старообрядческих дворов; от протекавшего невдалеке ручья будущий город был назван Белицею.
Сюда при новом разделении губернии на уезды в 1777 году были переведены правление уездного комиссара и уездный суд, а Гомель оставлен частновладельческим местечком».
Увы, в 1777 году правление уездного комиссара и уездный суд переехали в деревню Белица, названную тогда городом. На левом же берегу Сожа уездные чиновники появились только спустя девять лет. 
*********************************

 

© Из книги: А. Ф. Рогалев. Гомель. Страницы древней истории, формирование улиц, местные тайны и загадки. – Гомель: Барк, 2014. – С. 88–90.

 

Являясь генерал-губернатором Малороссии (с 1764 года), П. А. Румянцев жил в своих украинских имениях, выезжал в столицу, участвовал в управлении войсками, при этом давал мудрые наставления своим ученикам (к таковым, в частности, относил себя А. В. Суворов).
Очевидно, не только гомельский дворец, но и весь Гомель его владелец хотел осмыслять и видеть как воплощение своей славы и своего гражданского подвига, как максимально избавленный от жизненной суеты роскошный подарок высочайшей особы, преподнесённый в ознаменование великого государственного дела.
В конце XVIII века Гомель русифицировался (или лучше сказать – европеизировался) настолько, насколько это имело отношение к обустройству здесь нового владельца.
Существенных «приливов» населения сюда не наблюдалось, жизнь здесь как бы «законсервировалась», и только две годовые ярмарки – январская (Васильевская) и сентябрьская (Воздвиженская), каждая из которых продолжалась две недели, оживляли Гомель и выводили его из дремоты.
Правительство сочло возможным удовлетворить настойчивое желание Петра Александровича Румянцева – удалить уездную администрацию из Гомеля.
В 1777 году было принято решение о строительстве нового уездного центра на левом берегу Сожа, напротив Гомеля. Но Пётр Александрович Румянцев не желал ждать окончания строительства города, поэтому администрация вынуждена была уехать в том же 1777 году из Гомеля в село Белица, располагавшееся к северо-западу от Гомеля в 20 с лишним верстах (сегодня – село Старая Белица Гомельского района).
Интересно, что Белица также была подарена Румянцеву в 1775 году. Фельдмаршал пожертвовал своим селом, отдал его для уездной администрации только ради того, чтобы быть полновластным хозяином в Гомеле, имевшем для него символическое значение. Уездные чиновники находились в Белице девять лет, с 1777 по 1786 год.
Село Белица было основано на землях, издревле принадлежавших селу Волковичи. Свое название объявленное уездным центром село получило от речки Белицы (Беличанки), левого притока Узы (бассейн Сожа).
Смысл названия речки (и села) становится понятным при сопоставлении наименования Белица со словом бель – «заболоченное место», «приречное угодье с обильной и сочной травой».
В эпоху Киевской Руси вблизи нынешней Старой Белицы находилось одно из наиболее крупных поселений края, жители которого кормили не только себя и своих хозяев (бояр, воевод, князей), но и определённую часть населения древнего Гомия.
В 1777 году село Белицу переименовали в город. Между тем правительство изыскивало средства (и немалые!) для строительства уездного города на левом берегу Сожа, поскольку село Белица, удалённое от больших дорог и крупных водных путей сообщения, не отвечало требованиям, предъявлявшимся к уездному городу. Более того, оно, вероятно, даже не воспринималось как административный центр.
Поэтому с течением времени факту девятилетнего пребывания уездной администрации в селе Белица вообще перестали уделять внимание. Сведения о Белице как о городе Могилёвского наместничества с 1777 года имеются лишь в цитировавшемся нами выше «Новом и полном географическом Словаре Российского государства...».
В 1780 году императрица Екатерина II наряду с гомельским имением П. А. Румянцева посетила также уездный город Белицу. «Отголосками» поездки высочайшей особы являются так называемые Екатерининские тракты, или шляхи, на которые до сих пор указывают жители многих сельских населённых пунктов восточной части Гомельской области. Это не означает, что именно здесь проезжала императрица, поэтому Екатерининские шляхи и тракты имеют скорее легендарный смысл, и их наименование не следует понимать буквально.
В 1786 году из Белицы, располагавшейся при реке Узе, на левый берег Сожа вместе с администрацией «переехала» и вся уездная атрибутика, прежде всего герб, данный центру Белицкого уезда 16 августа 1781 года, а также название города.
Построенный уездный город первоначально так и назывался – Белица. Лишь в обиходе для различения двух Белиц (приузовской и надсожской) употреблялись определения Старая и Новая, которые с течением времени узаконились.
Но произошло это не сразу, а, по всей видимости, только в XIX веке. В конце же XVIII века упомянутый географический словарь Л. М. Максимовича фиксировал факт двух локализаций одного уездного центра (как бы двух частей одного города) в весьма своеобразной форме множественного числа топонима – Белицы: «Белицы – город Могилёвского наместничества… К нему причислены местечки Гомель, Ветка, Носовичи, Хальч, Радога, Антоновичи и 65 деревень, всех в уезде жителей 25 579».
Усадебный дом в Старой Белице. Построен в конце XVIII века.  Это дом Пересвет-Солтанов, представителей древнего княжеского рода, которые владели Старой Белицей. Их дом был построен из сосны, смольной, как свеча. Это его былой вид.

Парк в Старой Белице. Автор фото - К. Шастоўскі

Послесловие. 6 ноября 1988 года в областной газете «Гомельская праўда» (№ 212) мы опубликовали статью «Пасляслоўе да “Беліцкай загадкі”». Она была написана по результатам нашей поездки в деревню Старая Белица, где мы соприкоснулись с забытой и потускневшей со временем историей этого населённого пункта и убедились в правильности нашего исправления исторической ошибки, касавшейся уездного города Белица. Здесь мы обнаружили остатки настоящих исторических древностей.
Эта статья завершалась так (цитируем без перевода с белорусского языка):
«Перад самым ужо ад’ездам я доўга стаяў у княжацкім парку пад старымі ліпамі. Разам са мной была мясцовая дзятва. Хлапчукам вельмі падабалася мая цікаўнасць і да камянёў, і да кургана, і да ўсяго, што было навокал. Але сумна станавілася ад таго, што ўсё гэта для іх не мела асаблівага сэнсу. У іх свядомасці не адлюстраваўся нават і надпіс – “помнік мінулага”, ен для іх быў сапраўды на іншай, таму і непатрэбнай мове. Ці не таму нам даводзіцца разгадваць загадкі, падобныя на беліцкую?»
А. Ф.  Рогалев.