Гомель в событиях периода Великого княжества Литовского и Речи Посполитой

01.06.2018 12:06

Источник:

© Рогалев, А. Ф.

Р 59   Гомельская старина. События, факты, исторические топонимы, первые фамилии  / А. Ф. Рогалев. – Гомель: Барк, 2018.

Книга профессора А. Ф. Рогалева, посвящённая его излюбленной теме – гомельской старине, состоит из ряда очерков и рассказов, в которых излагаются события и факты, имеющие существенное значение для понимания былого.

Здесь же зримо и незримо присутствуют люди, жизнедеятельность которых переплетена с историей Гомеля.

Рассматриваются также первые зафиксированные фамилии жителей Гомеля и окрестных гомельских сёл, датируемые XVII веком.  

Книга адресована историкам, лингвистам, географам, краеведам, работникам библиотек, сферы культуры и всем тем, кто интересуется историей, краеведением, топонимикой и антропонимикой.       

 

 

Гомель в событиях периода Великого княжества Литовского и Речи Посполитой

 

К XIV веку на современной белорусской территории различались два основных этнонима – литвины и русины. Литвинами были представители нового восточнославянского этноса (белорусы, в соответствии с терминологией нового времени), а русинами – население, проживавшее к востоку от Верхнего Понеманья.

Политическая консолидация литвинских и русинских земель и развитие экономических связей между областями, включёнными в Великое княжество Литовское, способствовали распространению литвино-белорусских этнических черт из первоначальной области их формирования. Подобное распространение осуществлялось в незатронутые этногенетическими процессами конца XIII–XIV веков районы Придвинья, Полесья и Поднепровья, где проживали этнически инертные русины.

Территориально-государственная общность, то есть народность, формировавшаяся в границах Великого княжества Литовского, хотя и была в XIV–XV веках этнически пёстрой, поскольку складывалась из представителей разных этносов, субэтносов и этнографических групп, тем не менее должна определяться как белорусская – по титульному этносу, который выступал в качестве такового благодаря выполняемой функции собирателя народности.

Титульный этнос внёс решающий вклад в формирование государства и обусловил складывание общности этносов, представлявшей собой единый субъект единой государственности.

В середине и второй половине XIV века Великое княжество Литовское представляло собой многоэтническое государство, на территории которого проживало четыре основных этноса – белорусы, украинцы, русские и литовцы, а также ряд этнических меньшинств (татары, караимы, латыши, финно-угры, пруссы, ятвяги и другие).

В период правления Ольгерда собственно балтское (литовское и жмудское) население составляло только 20 % всего населения государства и занимало всего 10 % его территории.

Ольгерд в своих начинаниях всецело опирался на преобладавшее восточнославянское население государства и его «ядро» – литвинов-белорусов, оберегал его (населения) верования, обычаи и права и взаимно пользовался доверием и расположением православных славян.

Во всех грамотах литовско-белорусских «господарей», дававшихся на начальных этапах истории Великого княжества Литовского отдельным городам и волостям, заключалась следующая идея: «Господарь старины не нарушает и новины не вводит».

Каждая территориальная единица, как правило, получала автономию, что превращало государство в целом в феодальную федерацию. Великий князь («господарь») в своих землях был неограниченным самодержавным монархом, но в правление удельных князей не вмешивался.

Удельные князья управляли своими волостями самостоятельно и самодержавно, однако должны были признавать над собой власть великого князя. В случае войны великий князь становился во главе войска и был главнокомандующим всех воинских сил.

Полиэтнический характер государства подчёркивался его полным названием – Великое княжество Литовское, Русское, Жемойтское и иных.

В 1358 году послы великого князя Ольгерда, которых принимал император Карл IV Люксембург, озвучили следующее программное заявление своего государя: «Вся Русь должна принадлежать Литве» (т. е. Великому княжеству Литовскому).

Закономерен вопрос: неужели государство Ольгерда было настолько сильным, что могло смело овладевать территориями, контролировавшимися Ордой?

Не исключено, что вхождение многих восточнославянских земель в состав Великого княжества Литовского в XIV веке осуществлялось не без молчаливого согласия ханов Золотой Орды, действительно не желавших, с одной стороны, прямого военного столкновения с растущим государством, а с другой стороны, стремившихся форсировать смыкание границ Великих княжеств Литовского и Московского с тем, чтобы создать зону спорных территорий как арену постоянного соперничества и даже вооруженной борьбы.

Во второй половине XIV века Великое княжество Литовское было явно сильнее своего восточного соседа и даже смогло продемонстрировать военную мощь самим татарам в 1362 году в битве при Синей Воде (нынешняя Кировоградская область Украины).

В этом сражении войска Ольгерда разбили татарскую орду, после чего владения великого князя расширились до самого устья Днепра.

Следствием синеводской победы стало закрепление в составе Великого княжества Литовского Киевской, Черниговско-Северской, Волынской земель и Подолья.

Гомель жил спокойно, не зная войн и разорений, на протяжении почти 130–140 лет, до 1492 года, пока московское государство набирало силу.

Но даже и в этот период (со второй половины XIV века до конца XV века) город, находившийся на пограничье двух государств, совершенствовался не столько как населённый пункт или торговый центр, сколько как крепость.

Отсюда становится понятным, почему население Гомеля, города-крепости, к концу XV века составляло не более 5–6 тысяч человек... Ссылка обязательна.

Читать весь текст можно по указанному печатному изданию.