Имена жителей Гомеля и окрестностей города в древности

03.06.2018 14:37

Источник: © Рогалев, А. Ф. Гомель: страницы древней истории, формирование улиц, местные тайны и загадки / А. Ф. Рогалев. – Гомель: Барк, 2014. – 248  с.

ISBN  978-985-7065-05-9

Автор книги доктор филологических наук, профессор А. Ф. Рогалев предлагает свою версию прочтения долетописных реалий Гомеля и его окрестностей, опираясь на лингвистические (преимущественно топонимические) факты.

В книге в форме очерков, связанных единой темой, анализируются местные предания, давние культы и обряды. Исследуется происхождение древних обитателей гомельских окрестностей – радимичей. Рассказывается об их именах. Гомельская история в необходимых случаях органично увязывается с данными мифологии и эзотерическими знаниями.

Внимание читателей привлечёт детальное описание того, как рос Гомель с конца XVIII века и как происходило формирование улиц города.  

Специально анализируются феномены, квалифицируемые обычно как паранормальные явления, которые засвидетельствованы в пределах города и ближайших окрестностях.

Книга предназначена не только специалистам – историкам, лингвистам, географам, краеведам, работникам библиотек и сферы культуры, но и всем тем, кого интересуют история и краеведение.

***********

Славянские этнодиалектные группы, впервые появившиеся в окрестностях Гомеля в начале новой эры, унаследовали от предшествовавших этносов тотемистические и анимистические в своей основе мотивы имянаречения и способы образования личных имён, а затем передали их по традиции своим преемникам.

Язычники-радимичи, подобно их далёким предкам, верили, что душа, находящаяся в человеческом теле, непосредственно связана с другими душами, которые, как и души умерших, воплощаются в животных, растениях, живут около домашнего очага, в лесах, реках, болотах, деревьях, даже в неодушевлённых с нашей точки зрения предметах.

В понимании радимичей человек родственен всем проявлениям действительного мира не только потому, что всё вокруг одушевлено, но и потому ещё, что душа может менять свою оболочку, переходить из одной формы в другую, принимать разные воплощения.

Все существа различаются между собой внешним видом временно. Волк, ворон, щука, дуб, змея или медведь могли быть некогда людьми и снова могут принять человеческий образ.

Наши предки находили сходство между человеком и животными и воспринимали любое иное существо, даже любой предмет как воплощение разных человеческих свойств (ср. метафорические обозначения человека посредством таких слов, как лиса, медведь, червяк, дуб, камень и других).

Древний славянин стремился к гармонии с миром, к установлению отношений со всеми «живыми», «одушевлёнными» силами, которые действуют вокруг человека, к включению в единый космический и природный цикл своей жизни
в связи с жизнью предков и будущих поколений.

Всё это составляло главное содержание мифов и основанных на них обычаев, обрядов, традиций, а также системы личных имён.

Тотемистические пережитки у радимичей, как и у других восточнославянских этносов, поддерживались значительной ролью охоты в хозяйственной жизни. Не стоит поэтому удивляться мифологизации лесных и полевых зверей, птиц и растений, действующих, например, в хорошо известных нам сказках в качестве персонажей – помощников или противников героя, мотивам оборотничества, превращениям героев сказок в зверей, сакральным дубовым, липовым, берёзовым рощам, ряжению – всем тем глубинным мифологизмам, с которыми теснейшим образом связана система древнеславянских языческих имён.

В антропонимиконе радимичей и их соседей-славян имелись как весьма древние словесные знаки, которые в семантическом отношении были тождественны антропонимам неолитических охотников...

Имена людей дохристианского периода (подобные имена, несомненно, существовали и у радимичей) были теснейшим образом связаны с зоонимами (кличками животных) и, как можно полагать, одновременно воспринимались нашими предками как неразграниченные антропонимы и зоонимы, или антропозоонимы...

Полный вариант текста - в печатном издании книги.